"Годовое обслуживание - скидка 50 % первый и последний месяцы."
 

Генеральный директор
Ванеева Лариса Нажибовна 
Наши координаты:

адрес: 191023,
г. Санкт-Петербург,
ул. Садовая д. 28-40,
корпус 1, 4 этаж, офис 8.
телефон: 8 (812) 369-00-35; 363-28-36; +7 911 282 7305

Анкета

УВЕДОМЛЕНИЕ ДОЛЖНИКА О СОСТОЯВШЕЙСЯ

"Право и экономика", 2009, N 7

 

УВЕДОМЛЕНИЕ ДОЛЖНИКА О СОСТОЯВШЕЙСЯ

УСТУПКЕ ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ

 

Согласно общему правилу, закрепленному в п. 2 ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника. Иное может быть предусмотрено законом или договором. Должник (цессионар) участником самой цессии не является, однако оказывается под ее непосредственным влиянием [1].

 

Положения ГК РФ, посвященные цессии, прямо не указывают на обязанность прежнего или нового кредитора извещать должника о состоявшейся уступке. В то же время отсутствие извещения оказывает прямое влияние на обязанности должника, поскольку легитимирует осуществление платежа прежнему кредитору. Причем если должник исполнит свои обязательства первоначальному кредитору, то риск вызванных этим неблагоприятных последствий возлагается на нового кредитора (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

Данные правила корреспондируют с положениями п. 1 ст. 385 ГК РФ, предоставляющими должнику право не исполнять обязательства новому кредитору до представления ему доказательств перехода прав требования к этому лицу [2].

С одной стороны, в цитируемых положениях ГК РФ прямо не указано, чьей обязанностью является уведомление должника о состоявшейся уступке прав требования (цессии), должен ли это делать первоначальный кредитор (цедент) или же новый кредитор (цессионарий). С другой стороны, системное толкование норм ГК РФ позволяет сделать вывод о целесообразности урегулирования этого вопроса непосредственно в тексте самого договора уступки прав требования (цессии). Если договор цессии не содержит подобного условия, то может сложиться ситуация, что ни от прежнего, ни от нового кредитора должник не получит уведомления о состоявшейся уступке.

Восполнить отсутствие подобной договоренности между кредиторами на основании закона в настоящее время невозможно, поэтому представляется целесообразным устранение этого законодательного пробела в правовом регулировании отношений, возникающих в связи с исполнением договора цессии.

В любом случае риск неблагоприятных последствий, связанных с отсутствием уведомления должника о состоявшейся уступке, будет нести исключительно новый кредитор.

В настоящее время существует проект федерального закона N 184141-5 "О внесении изменений в статью 385 Гражданского кодекса Российской Федерации" об уведомлении должника по обязательству о состоявшейся уступке требования, внесенный в Государственную Думу ФС РФ депутатом П.А. Зыряновым. Этот законопроект направлен на совершенствование норм об исполнении договора уступки прав требования (цессии) в части порядка уведомления должника о состоявшейся уступке.

При этом разработчики законопроекта предлагают дополнить ГК РФ новой нормой, уточняющей, что именно новый кредитор обязан уведомить должника об уступке прав требования. В пояснительной записке к данному проекту федерального закона справедливо отмечается, что решение данного вопроса не влияет на действительность состоявшейся уступки. Это в полной мере соответствует позиции, доминирующей сегодня в судебно-арбитражной практике (см. п. 11 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120), Постановление ФАС Уральского округа от 6 сентября 2007 г. N Ф09-7249/07-С5 и пр.).

Разработчики законопроекта аргументируют возложение обязанности по уведомлению должника на нового кредитора тем, что именно последний является заинтересованным в этом лицом. Данная позиция заслуживает поддержки в том смысле, что именно новому кредитору необходимо получить возможность вступить с должником в непосредственные отношения по поводу получения долга. Поэтому ясность в вопросе уведомления важна как для сторон цессии, так и для должника [3, 4].

Вместе с тем проект федерального закона содержит спорные предложения. Не следует оставлять без внимания то обстоятельство, что цессионарий - это лицо, которое может оказаться заинтересованным в ложном сообщении об уступке. Поэтому должник не только имеет право, но и обязан (для сохранения статуса добросовестного должника) считать достаточным и обязательным для себя уведомлением только такой документ, к которому будут приложены доказательства действительно состоявшегося перехода прав от цедента (первоначального кредитора) к цессионарию (новому кредитору). Одного лишь уведомления от постороннего по отношению к должнику лица явно недостаточно [5].

Следовательно, уведомление о состоявшейся уступке находится в неразрывной правовой связи с необходимостью представления должнику документов, подтверждающих переход прав кредитора. Доказательством перехода требования к новому лицу, как правило, является текст самого соглашения о цессии. На практике оно направляется должнику вместе с уведомлением, что в большинстве случаев устраняет необходимость для должника требовать дополнительных доказательств уступки [6].

Правда, среди специалистов нет единства мнений по поводу формы представления документов: одни полагают, что доказательствами состоявшейся уступки могут быть исключительно подлинные документы [7], другие считают, что достаточным можно считать и копии [8].

В то же время в рассматриваемом проекте федерального закона предлагается включить положение об обязанности нового кредитора по уведомлению должника в качестве п. 3 в ст. 385 ГК РФ. Однако в данной статье речь идет не об уведомлении должника, статья, исходя из ее названия и содержания, посвящена представлению доказательств прав нового кредитора.

Поэтому предлагаемые законопроектом изменения должны быть внесены не в ст. 385 ГК РФ, а в п. 3 ст. 382 ГК РФ, первое предложение которого можно было бы изложить в новой редакции, а именно: "3. Новый кредитор обязан уведомить должника о состоявшейся уступке прав требования. В противном случае новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий". В связи с этим внесение изменений в ст. 385 ГК РФ не требуется.

Целесообразность совершенствования законодательного регулирования вопроса о том, кто именно обязан уведомлять должника о состоявшейся уступке, отмечается также в Концепции совершенствования общих положений обязательственного права России, рекомендованной для обсуждения Советом по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте Российской Федерации (Протокол от 26 января 2009 г. N 66). При этом разработчики названной Концепции предлагают считать надлежащим доказательством уступки письменный документ, исходящий от первоначального кредитора и содержащий указание о том, что уступка действительно имела место (п. 3.7 Концепции).

Таким образом, в рассматриваемом проекте федерального закона изложена позиция, противоположная предложениям Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте Российской Федерации. Представляется, что совершенствование законодательного регулирования положений о цессии в части устранения неопределенности в положении должника, уведомленного или не уведомленного о состоявшейся уступке, должно осуществляться по пути, предложенному разработчиками указанной Концепции. Поэтому уведомлять должника о состоявшейся уступке обязан прежний кредитор.

 

Список литературы

 

1. Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М.: Юринформ, 2001. С. 100.

2. Тарнапольская С.В. Право требования в гражданском обороте // Объекты гражданских прав: Сб. статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2007.

3. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т. 1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт-Издат, 2007 (автор - Е.В. Кабатова).

4. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). 2-е изд., испр. и доп. / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юрид. фирма "Контракт", Инфра-М, 2002. С. 740 (автор - М.Г. Масевич).

5. Белов В.А. Уведомление должника об уступке требования и его юридическое значение. 2000.

6. Новоселова Л.А. Сделка уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М.: Статут, 2003. С. 281.

7. Приказчикова О.В. Субъектный состав и содержание цессионного правоотношения // Адвокатская практика. 2005. N 1.

8. Саркисов А.К. Юридический смысл понятия "цессия" в современном российском законодательстве (по материалам практики Высшего Арбитражного Суда РФ) // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. N 7.

 

О.А.Беляева

К. ю. н.,

доцент

кафедры микро- и макроэкономики

Российско-немецкой высшей школы управления

Академии народного хозяйства

при Правительстве Российской Федерации,

ведущий научный сотрудник

Института законодательства

и сравнительного правоведения

при Правительстве Российской Федерации,

специалист

в области корпоративного

и договорного права

Подписано в печать

03.07.2009

 

 

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100  
© 2009 ООО Крепкая Башня